eurotat

Европейский Татарстан: истоки и перспективы

Ильнар Гарифуллин

eurotat

В связи с экономическим кризисом, охватившим Российскую Федерацию в последние три года, в общественном дискурсе начинают всплывать такие уже подзабытые слова, как федерализм, межбюджетные отношения, разграничения полномочий между центром и субъектами РФ.

Причина этого проста и банальна – «Просто денег нет». Если в эпоху все более дорожавшей нефти федеральный центр еще мог держать регионы на полуголодном пайке, забирая у них подчистую основную массу налоговых поступлений и взамен «подкидывая им на жизнь», то теперь ситуация меняется с устрашающей быстротой. И помимо истощения и без того худых финансовых запасов субъектов, катастрофического износа основных фондов и деградирующей «социалки», которую теперь уже не спасает даже ее перманентная оптимизация (а точнее ликвидация), время ставит новые задачи, решать которые привычными методами уже не слишком-то получается.

Нынешняя политико-экономическая система РФ, построенная на принципах жесткого унитаризма, рано или поздно будет пересмотрена именно в силу ее нежизнеспособности в современном мире. Причем социально-экономический и также управленческий кризис будет только ускорять эти процессы. А это значит, что перед каждым из регионов нынешней Российской Федерации неизбежно встанет вопрос, в каком направлении идти, какую модель государственного развития выбрать  в качестве приоритетной. И что немаловажно – есть ли у российских регионов перспективы для более тесных отношений со странами Евросоюза, являющихся на сегодняшний день образцом высоких стандартов жизни и развития демократических институтов?

На сегодняшний день самые лучшие стартовые позиции в этом отношении имеет Татарстан, продолжающий занимать особое место среди других российских регионов. Ведь именно наша республика, в отличие от других субъектов РФ, не подписала Федеративный договор с Москвой в 1992 г., который предусматривал чрезмерную централизацию власти.

Поэтому де-юре все взаимодействие с федеральным центром и поныне основано на прямом Договоре о разграничении полномочий между Республикой Татарстан и Российской Федерацией, заключенном впервые в еще далеком 1994 г. Затем данный Договор с целым рядом поправок был пролонгирован в 2007 г. Этот документ, наряду с постом президента Татарстана, является «последним бастионом» республиканского суверенитета, который остальные республики РФ уже давно утратили.

Именно наличие этого Договора до сегодняшнего дня позволяет Татарстану, устанавливать самостоятельные двусторонние отношения как с отдельными регионами, так и с иностранными государствами (пускай даже под строгим контролем «федералов»).

К примеру, согласно статье 2.3 данного Договора, «Республика Татарстан в пределах своих полномочий осуществляет международные и внешнеэкономические связи с субъектами и административно-территориальными образованиями иностранных государств, участвует в деятельности специально созданных для этих целей органов международных организаций, а также заключает соглашения об осуществлении международных, внешнеэкономических связей и осуществляет такие связи с органами государственной власти иностранных государств по согласованию с Министерством иностранных дел Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации».

Это позволило Татарстану вести абсолютно самостоятельную внешнеэкономическую политику, идущую даже порой наперекор официальной воле Москвы.

Яркий пример такой строптивости – это принципиальный отказ Татарстана от разрыва всех отношений с Турцией после известной истории со сбитым российским бомбардировщиком Су-24. В частности, на территории республики свободно продолжили свою работу турецкие компании, открывшие здесь сразу несколько своих предприятий. И Татарстан отказался прекратить свое членство в организации TURKSOY, несмотря на «рекомендации» министра культуры РФ В. Мединского.

Такая самостоятельность республики не могла остаться незамеченной. Прямых выпадов со стороны Кремля не последовало, но зато в стороне не остались СМИ и штатные завсегдатаи разного рода пропагандистских ток-шоу на центральных каналах, такие как Евгений Сатановский и Семен Багдасарян. Но, как показало время, ставка на самостоятельность Татарстана в этом случае себя полностью оправдала, а штатные «ура-патриоты», еще вчера призывавшие «наказать пособников турецких террористов», с новым улучшением отношений РФ и Турции вдруг неожиданно забыли о своих угрозах. Остальному миру же было продемонстрировано, что Татарстан все еще сохраняет свое особое положение внутри РФ и что с ним можно договариваться напрямую.

Однако помимо Турции, у Татарстана есть неплохие предпосылки для более тесных взаимоотношений и с Европой. Нынешний «европейский путь» в идеологическом плане – это, прежде всего, движение к федерализму (некоторые политологи считают федерацией сам ЕС) и развитие институтов местного самоуправления. Татарстан же – единственный из российских регионов, который активно продолжает дискурс о федерализме в России. Ведь именно развитие федерализма, учитывающего национальные особенности различных территорий – это залог устойчивого и бесконфликтного развития. Татарская национальная интеллигенция, все еще имеющая большое идеологическое влияние внутри республики, часто ссылается на положительный опыт ЕС в реализации Европейской Хартии о региональных языках, призывая Москву наконец-то ратифицировать это соглашение, которое было подписано президентом РФ еще в 2001 г.

Во-вторых, между нынешним Татарстаном как национальной республикой и Европой существуют  исторические значимые связи. К примеру, основоположник идеологии пантюркизма (движения за интеграцию тюркских народов) и видный татарский общественный деятель Юсуф Акчура написал свою знаменитую работу «Три вида политики» именно под влиянием европейских идей, полученных им во время учебы в Сорбонне. Впоследствии идеи Ю. Акчуры оказали большое влияние на развитие  национального движения среди тюрков Российской империи. Логическим финалом этого стало создание Татарстана и других тюркских национальных республик. То есть, татарстанская модель федерализма в какой-то мере также началась именно в Европе.

К тому же опыт построения самой первой территориальной автономии татар и других народов Урало-Поволжья – Идель-Уральской республики, провозглашенной 20 ноября 1917 г. (с центром в г. Уфе), показало, что татарам издавна была ближе именно парламентская форма государственности, что, несомненно, идет в духе современных европейских политических традиций.

В-третьих «европейский путь» – это опора на гражданское общество. Эта модель предусматривает приоритет гражданских интересов над узконациональными, что весьма удачно подходит для государства с неоднородным этническим составом, каковым является Республика Татарстан. Такой механизм позволяет совместить возможности развития различных национальных культур со всеобщим гражданским равенством.

Показательным примером в Европе является Финляндия, где наряду с собственно финской, также свободно развиваются другие национальные культуры, а шведский язык (крупнейшего национального меньшинства) является вторым государственным. Кстати, интересно заметить, что в Финляндии уже больше 100 лет проживает татарская община, сохраняющая свою самобытность и язык, что не мешает ей быть полностью интегрированной в финское общество.

В этой связи уместно напомнить, что два года назад при активном содействии татарстанских властей и Всемирного конгресса татар было создано объединение «Альянс татар Европы», куда вошли практически все активные татарские диаспоры в странах Старого Света. Конечно, такие неформальные общественные объединения создаются в первую очередь для взаимодействия между татарскими общинами в Европе. Но в то же время несомненен тот факт, что это способствует установлению более тесных социокультурных связей Европы с Татарстаном. Любопытно, что на определенном этапе к этому процессу активно подключилось и министерство иностранных дел РФ, сочтя в этом объединении определенные плюсы и для усиления ослабевшего в последние годы внешнеполитического влияния Москвы в странах ЕС.

В-четвертых, весьма показательна  ментальность населения современного Татарстана и его ценностные ориентиры. Так согласно исследованию, проведенному в 2016 г. экспертами Высшей школы экономики, оказалось, что казанское студенчество является самым европейски ориентированным по сравнению с молодежью других регионов РФ. Например, 65 % студентов Казани заявили, что ощущают себя именно частью Европы (21,2 % – частью Азии). Тогда как даже студенты Санкт-Петербурга (исторического российского «окна в Европу») были менее уверены в этом (только 64,2 %).

Резюмируя все вышесказанное, можно отметить, что Татарстан в силу политических, исторических и ментальных особенностей лучше остальных субъектов Российской Федерации готов к самому тесному взаимоотношению с европейскими странами. Процессы такой взаимной интеграции и сотрудничества несомненно начнутся после нормализации внешнеполитических отношений РФ с ЕС. Это лишь вопрос времени.

С 2013 года существует Европейский Татарстан –  коллективный политический блог и независимая экспертная группа. Его участники выступают за европейский путь развития Татарстана, подчеркивая: «для нас это не геополитическая ориентация, а внутреннее качественное состояние нашей республики». Основные принципы Европейского Татарстана:

  • Постепенная и основательная демократизация политической системы, переход к верховенству права и свободному обществу.
  • Развитая, диверсифицированная, зависящая в первую очередь не от нефти, а от высокотехнологичных отраслей, третичного и четвертичного секторов экономика, обеспечивающая татарстанцам уровень жизни развитых европейских государств.
  • Мультикультурализм и общетатарстанская гражданская идентичность.
  • Государство всеобщего благосостояния. Мы придерживаемся умеренных социал-демократических позиций.
  • Максимальные возможности для частной инициативы, в особенности для малого и среднего бизнеса.
  • Устойчивое развитие (sustainable development) и сохранение нашей природной среды.

Перспектива движения видится так: Республика Татарстан — часть «второго мира», из которого есть только два пути: в мир первый, развитый и богатый, и в мир третий, нищий и бесперспективный. И рано или поздно (скорее рано, чем поздно) нам придётся сделать выбор между ними. В этой ситуации мы считаем своей задачей формулирование такой общественной и политической повестки и таких инициатив, которые позволят нашей республике сделать выбор в пользу развития и прогресса, и пройти этот путь максимально гладко, эволюционно, с минимальными издержками. Мы убеждены, что в этом заинтересованы все здоровые силы нашего общества и государства.