Запреты не спасут омуля, но нанесут удар по людям

Как сообщает «Интерфакс», директор Института биологии Иркутского госуниверситета Максим Тимофеев выступает против полного запрета ловли знаменитого байкальского омуля. Ученый считает, что этот запрет вызовет только всплеск браконьерства в Иркутской области и Бурятии, при этом никак не повлияет на его популяцию: “Запрещать вылов бессмысленно. Запрет ударит в первую очередь по местным жителям и легальной добыче, а также спровоцирует новый виток коррупции и криминала. Надо заниматься реальной борьбой с браконьерством. Запретом мы добьемся только одного – те, кто сегодня легально добывают омуль и платят налоги, уйдут в тень”.

Сейчас браконьеры орудуют в период нереста на реках, впадающих в Байкал, в верховья которых омуль заходит, чтобы метать икру. По словам Тимофеева, “реки просто перекрывают сетями и вылавливают весь идущий на нерест омуль. При желании это можно прекратить, организовав и профинансировав экологическую полицию, дав ей полномочия и юридическую защиту”. Можно также восстановить рыборазведение, а также ужесточить контроль за продажей омуля и его экспортом.

В самом деле, угроза снижения популяции омуля есть, но рыбоохрана, по мнению специалиста, приводит данные, не соответствующие оценкам ученых из Лимнологического института СО РАН, которые  ведут мониторинг численности омуля с помощью эхолокации – фиксируют косяки рыбы на глубине, и их данные в разы отличаются от данных Рыбоохраны.

Сейчас на уровне правительства РФ  рассматривается вопрос о запрете вылова омуля на Байкале в ближайшие три-пять лет либо о значительном ограничении промысла. По данным Росрыболовства, с 2008 по 2015 годы биомасса омуля в Байкале сократилась практически в два раза.  Однако среди населения региона ходят разговоры, что активность федеральных структур в продвижении идеи запрета основывается на принципе «кто что охраняет, тот то и имеет» и что цель федералов – не спасти омуля, а не давать жителям региона пользоваться собственными рыбными ресурсами.