Захват земли под имперскую мультимедийность

Огромные деньги из бюджета, здания  и  территории, отведенные в 25 городах РФ под так называемые тематические парки «Россия – моя история», становятся предметом резко негативной реакции в этих городах. Особенно если учесть, что деньги в «добровольно-принудительном порядке» берутся из региональных бюджетов, а история России по концепции создания этих парков сводится де-факто к «православию, самодержавию, народности», а также к советско-постсоветской версии победы во Второй мировой.

В Махачкале против строительства нового комплекса на месте городского парка и вырубки деревьев протестовали градозащитники. Они организовали дежурство добровольных защитников зеленых насаждений и развернули громкую кампанию в соцсетях. В результате, как рассказывала “Власть”, 7 февраля глава Дагестана Рамазан Абдулатипов заявил, что “после широкого общественного обсуждения” он принял решение выделить для строительства участок в другом месте города.

В Тюменской области из бывшего Дома политпросвета, который предполагается отдать под патриотический проект, в недостроенное здание был аврально выселен Музей изобразительного искусства с коллекцией классической живописи.

В Петербурге патриотическим парком занимается некий «Центр выставочных и музейных проектов», которому дали огромный участок – 30, 8 тыс. кв. м в Московском районе. ФАС уже предписал аннулировать заключенный тендер, но фактически строительство уже идет.

Эти парки к тому же все будут как под копирку – с “исторического парка”, открывшегося в декабре 2015 года в 57-м павильоне ВДНХ. Готовил мультимедийный контент Патриарший совет по культуре при поддержке правительства Москвы. Экспозиция на ВДНХ сформирована на основе мультимедийных выставок, проходивших с 2013 года в Москве и регионах под брендом “Моя история”: “Православная Русь: Рюриковичи”, “Православная Русь: Романовы”, “От великих потрясений к Великой Победе” и “1945-2016”.

Совершенно непонятно, зачем под всю эту мультимедийность захватывать огромные пространства. В частности, в Питере до возникновения этого проекта предполагалось, что в этом месте возможен современный музей, который для горожан важнее «типовой истории», рекомендуемой всем регионам: музей одной из страшнейших гуманитарных катастроф минувшего века – ленинградской блокады (когда-то блокадный музей был разгромлен во время «ленинградского дела», а обществу стала предлагаться не трагическая, а бравурно-героическая версия блокадных событий). Сейчас все-таки выделена площадка под этот музей в другом месте, но… той же компании, поэтому горожане в некоторой тревоге.

Нет сомнения, что и для жителей каждого из остальных городов есть свои памятные зарубки, своя, а не унифицированная история, свое, в конце концов, представление о том, в каком месте строить какой парк, музей, рынок или университет. Но федеральные власти и их послушные исполнители «на местах» предпочитают не обращать на это внимания.