discovery

Перезагрузка проекта «Россия» – Европа до Берингова моста

Павел Мезерин

discovery

Поморский автор Анатолий Беднов недавно написал о возможной российской «перезагрузке» в антиутопическом ключе. У меня несколько другой взгляд на возможную будущую «перезагрузку» – более позитивный.

Мало кто мог предполагать 25 лет назад, что в XXI веке в Европе вновь будет в ходу геополитическое понятие «граница цивилизаций», которое, казалось бы, навсегда ушло в прошлое вместе с распадом СССР и окончанием «холодной войны». Однако, сегодня, благодаря политике имперского реваншизма Кремля, по Крыму и Донбассу проходит новая линия фронта войны между цивилизацией Западной, Европейской, Атлантической и цивилизацией Евразийской, Ордынско-Московской, которая, как казалось ещё совсем недавно, завершила своё существование.

Образование, именуемое «Российская Федерация» – прямой политический преемник СССР, Российской Империи, Московского царства и глубже в историю – Улуса Джучи Золотой Орды. Начиная от Ивана III, который провел первое «воссоединение русского мира» путём уничтожения в конце XV века свободной и процветающей «ганзейской» Новгородской Республики, политика территориальной экспансии была государствообразующим стержнем на протяжении последующих пяти веков. В начале 18-го века царь Пётр Первый провёл модернизацию страны и придал ей внешний европейский лоск. Однако, основным принципом, всё равно, осталась «политика двух Иванов» (Ивана III и его внука Ивана IV Грозного) – территориальное расширение путём поглощения своих соседей и уничтожения любых принципов местного самоуправления и местной политико-культурной идентичности.

20-й век начался с катастрофы Первой мировой войны. Однако, катастрофа эта была неизбежна. Европа стала иной и не могла далее существовать в парадигме империй. Европа империй заканчивалась, приходило время Европы национальных государств. В России тоже всё началось «за здравие» – свержение монархии, учреждение республики, право наций на самоопределение, а закончилось «за упокой» – чудовищная имперско-большевистская реинкарнация московско-ордынского средневековья за 30 лет расползлась раковой опухолью на полмира.

После краха коммунистической идеологии и распада СССР в 1991-м новая демократическая Россия, как и в 1917 году, не смогла найти смысла своего существования и своей роли в мире. На волне колоссального кризиса идентичности она сегодня снова пытается стать империей. Это означает только одно – если этот процесс не остановить, то новые вооружённые конфликты по периметру её внешних границ будут продолжаться и нарастать. Таким образом, кардинальное переформатирование политического пространства на территории нынешней Российской Федерации, «перезагрузка» проекта «Россия» на принципиально новых началах – это вопрос собственного будущего в том числе и для всех без исключения стран постсоветского пространства.

Как скоро произойдёт крах нео-имперской политики Путина, что станет ему основной причиной и что будет после него на огромной территории от Балтийского моря до Аляски, зависит не только и не столько от Вашингтона, Лондона и Берлина. В гораздо большей степени это зависит сегодня от государств-соседей, которые долгое время входили в орбиту имперского влияния России и лучше остальных понимают её суть и природу. Очень сильно, на фоне событий последних лет, зависит это от Украины, от её понимания своей роли во внутрироссийских процессах и максимально возможного участия в них.

До тех пор, пока существует авторитарное централизованное московское государство, оно не позволит полноценно вернуться в Европу ни Украине ни всем остальным странам-экс республикам СССР. Это аксиома. Но так ли всё хорошо в самой России? Так ли крепка вертикаль власти и так ли уж сплочён российский народ вокруг Владимира Путина и идеи единой великой России? В России, согласно только официальной кремлёвской статистике, 15% населения не поддерживает Путина и вторжение в Украину. 15% населения РФ – это 20 с лишним миллионов человек. В какой ещё стране мира живут 20 с лишним миллионов друзей Украины, осознанно подвергающихся за свою позицию ежедневным опасностям? Почему Украина не использует этот важнейший политический фактор в своих целях?

Чтобы принести мир и полноценную европейскую перспективу Украине и другим постсоветским государствам, а также позволить людям, живущим на территории нынешней России, не влачить жалкое и бессмысленное существование на задворках цивилизации, а развиваться и находить новые смыслы своего бытия, необходимо делать всё возможное, чтобы Россия стала настоящей (а не декларативной) федерацией свободных губерний и республик. Возможно, даже конгломератом новых независимых государств, которые станут органичной частью европейской и азиатско-тихоокеанской политико-экономических систем.

Идеи независимости от Москвы активно обсуждаются в современной РФ не только в национальных республиках, но и в регионах, большую часть населения которых составляют этнические русские. Обсуждаются пока не громко. Однако, сообщества в социальных сетях, агитирующие за политическую автономию Поморского края, Карелии, Санкт-Петербурга, Калининградской области, Кубани, Сибири уже объединяют тысячи сторонников. Главный тезис везде один – у России есть шанс сохраниться в качестве единого политического субъекта только в случае её радикальной демократизации и децентрализации по современным мировым образцам (США, Германия, Швейцария).

Будем надеяться, что когда придёт исторический момент, региональная трансформация Российской Федерации осуществится мирным и ненасильственным путем. Для Владимира Путина и главы его сталинской церкви Кирилла Гундяева неожиданно может оказаться, что «русский мир» – это совсем не то, что они себе придумали. Может ли так случиться, что настоящий русский мир будет бороться за будущее, а не за прошлое? Что он будет не цепляется за протухшие имперские мифы, а строить Европу без границ и ненависти от Лиссабона до Владивостока? Быть может, ему интереснее строить мост не через Керченский пролив, а через Берингов, чтобы соединить эту новую свободную Европу с Америкой? Ответы на эти вопросы даст недалёкое будущее. А для того, чтобы ответы были положительные, от Украины и других постсоветских государств сегодня требуется не только ожидание, но и действие.