siberian-passport

Федерация Свободной Сибири

Ярослав Золотарёв

siberian-passport

Cторонники империи в сетевых спорах зачастую утверждают, что при отсутствии жесткого диктата центра Сибирь начнет распадаться на составляющие. Проблема достаточно сложная, поскольку есть вещи, которые сибирские регионы объединяют, и есть те, которые разъединяют.

Что нас объединяет:

  1. С советских времен созданы западно-сибирский и восточно-сибирский ТПК, активно формируется кластер и в Хакасии. То есть в принципе имперский СССР создавал и определенные формы экономической кооперации на местах, так как замыкать все потоки на центр было элементарно невыгодно. Это делалось непоследовательно, и плановая экономика мешала, но даже и советская экономическая наука прекрасно понимала, что лучше построить полный производственный цикл на месте, чем тратить деньги на перегонку сырья к отдаленным центрам переработки.
  2. Сибирская ментальность – она есть, хоть и язык у народа забрали, но общесибирские культурные паттерны из нас еще не выжгли, и сделать это трудно.
  3. Все сибирские регионы имеют общую судьбу территорий с экономикой колониального типа, основанной на добыче дорогостоящего сырья, общая судьба рождает общие проблемы и это, очевидно, сближает.

Что разъединяет:

  1. Так как единого политического центра со времен раздела большевиками Центросибири не существовало, областные центры в последние сто лет активно конкурировали между собой за распределяемые в плановом порядке ресурсы, сложились экономические, ментальные и политические традиции конкуренции между крупными сибирскими городами.
  2. В случае ослабления имперского центра различные сибирские города так или иначе попадут под воздействие внешних государств, причем в каждом центре разных. В Иркутске и Красноярске следует ожидать усиления влияния Китая; нефтяным Севером традиционно заинтересуются США; на юге Западной Сибири уже сейчас имеется существенное присутствие инвесторов Евросоюза. Разный по происхождению инвестиционный капитал будет естественным образом разрывать Сибирь, что никоим образом не в интересах сибиряков и сибирского народа.
  3. Наблюдаются и различия в ментальности, прежде всего между Западной Сибирью (тяготеющей в культурном плане к Европе) и Восточной Сибирью (с культурным присутствием КНР). Красноярск как бы находится между этими центрами притяжения и в определенной степени суммирует и дыхание Востока, и дыхание Запада, которые всегда впрочем присутствовали на наших просторах, но в разных местах в различной степени.

Полагаю, что в интересах сибирского народа наше единство в любом случае, но это должно быть «единство в многообразии», о котором так много говорят теперь на нашей европейской прародине. Иначе, как мы видим на примере Украины, всегда найдутся внешние силы, готовые эксплуатировать наши различия и разрывать общесибирское единство на части в своих собственных, чуждых нам интересах.

Каким образом оно может быть обеспечено:

  1. Роль языка в постсоветской культуре принижается, а ведь именно язык создает мышление, а мышление переходит в действие. Поэтому крупным фактором я считаю общесибирский литературный язык, создание на нем общепонятной в Сибири литературы, песенной и кинематографической традиции. Язык сближает на всех уровнях – не только бизнес или политиков, но и население. Более того, это стратегический фактор, который при его запуске будет работать на наше единство потом веками.
  2. Помимо областей, необходимо более крупное деление по сложившимся экономическим и культурным центрам: Западная Сибирь, Центральная Сибирь (теперешний Красноярский край), Восточная Сибирь (Иркутский край и Читинская область) и, возможно, Якутия, если она пожелает войти в подобный союз. Вынужден отбросить томский патриотизм и в качестве столицы такого союза предложить Красноярск – удобное положение между двумя магнитами Запада и Востока, возможность балансировать между ними и приводить к общему знаменателю. Инфраструктурно такая столица также была бы расположена прямо в центре Сибири и, таким образом, эффективно связывала бы основные материальные потоки (аналогично Москве в европейской части России).
  3. Данный союз должен будет обеспечивать экономические преференции при работе внутри союза – то есть чтобы иркутскому производителю было бы выгодно вывозить в Томск, а не в Китай. Как это сделать конкретно – необходимо решать исходя из реальной экономической ситуации, следуя принципам свободы рынка и частной собственности.

Построение данного равноправного и скрепленного культурными и экономическими связями союза способно преобразовать все евроазиатское пространство, поскольку, по верному замечанию Алексея Широпаева, «антиимперская Сибирь без труда может продиктовать Кремлю новую архитектонику страны, сделать её настоящей федерацией, радикально изменить характер взаимоотношений регионов с центром». Из сырьевой базы для имперского произвола московского центра Сибирь станет самостоятельным субъектом как внутрироссийской, так и международной политики, преодолеет этническое и региональное разобщение, которым пользуется империя по известной схеме «разделяй и властвуй», преобразуется в процветающую демократическую страну, подлинную «Европу в Азии», которой по своему предназначению Сибирь и является.