Между слугами нефтегазовых королей и северными жителями идут перестрелки и суды

На днях на Ямале вновь отложено дело оленевода, обвиняемого в убийстве менеджеров “Газпром-переработки”  – на заседание не привезли обвиняемого. А 19 января Сургутский райсуд также отложил дело хранителя священного хантыйского озера Имлор, вступившего в конфликт с работниками «Сургутнетегаза» – не смог приехать адвокат.

Сюжеты этих двух историй разные, но общее в них есть. Еще 21 декабря 2015 г. в тундре в 90 км от села Самбург нашли тела двух людей с огнестрельными ранами. Погибшими оказались двое сотрудников ОАО “Газпром переработка”.  Подозреваемый – 22-летний ненецкий оленевод Даниэл Пяк. Двое газпромовцев поехали на охоту и заглянули в охотничий домик. В это время Пяк со своим братом и дальним родственником, объезжавшие оленьи стойбища, тоже зашли отдохнуть в этот домик. Поначалу они не ждали ничего плохого от нечаянных гостей, в том числе «отметили» знакомство. Как говорят адвокаты и местные жители, газпромовцы начали конфликтовать с  «аборигенами», те решили уйти из домика, но получили вслед выстрелы, были ранены.  «Тундра – не место для понтов», констатировала описывавшая этот случай «Новая газета»: Даниэль Пяк залег в снег и в полярной ночи стал отстреливаться от газовиков. Затем он погрузил своих раненых родных в снегоход и уехал, не посмотрев, что стало с «бледнолицыми братьями». Сейчас Пяк находится под арестом.

А хантыйский шаман Сергей Кечимов обвиняется в том, что угрожал убийством сургутским нефтяникам. Конфликт был давний, обострился он, когда собака нефтяников загрызла оленя. Через некоторое время к нему пришли люди и попросили подписать некие бумаги на русском языке, которого шаман не знает. Ему объяснили, что подпись нужна для каких-то формальностей. Оказалось, что он подписал «чистосердечное признание».

Гринпис, который следит за этим делом, сообщает, что нефтяники постоянно оставляли после себя загрязнения, что не нравилось шаману: “Мы видели там пятна мазута, засыпанные ручьи, охотничьи домики, которые построили браконьеры. Кечимов постоянно жаловался нефтяникам и местной администрации на эти нарушения, пытался навести порядок на территории, за которую отвечает, чем очень раздражал их”, – рассказывала в СМИ координатор арктической программы Гринпис Евгения Белякова. История с оленем и собакой, таким образом, стала очередной стадией затяжного конфликта. По мнению многих экспертов, противостояние коренных жителей с представителями российской сырьевой отрасли будет нарастать и в дальнейшем – пришлые воспринимаются как захватчики и грабители. Как видно уже сейчас, это противостояние рискует принять самые жестокие формы.