ural-const

Возможно ли возрождение Уральской республики?

Ксения Кириллова.

ural-const

Сепаратистские тенденции на Урале не так сильны, как, допустим, в Сибири, однако уровень недовольства политикой центральных властей здесь традиционно высок. Екатеринбург как третий мегаполис России, город с высоким уровнем образованных людей, большим количеством вузов и развитой предпринимательской активностью, имеет также имидж «ельцинского» региона, одного из главных центров демократии в стране. Соответственно, протестный потенциал «столицы Урала» достаточно высок. Помимо этого, Свердловская область, а особенно Екатеринбург, имеют свой опыт борьбы за автономию уже в новейшей истории России, и потому протестные настроения даже в настоящее время зачастую перекликаются с незабытыми идеями независимости от Москвы.

(Идеи Уральского суверенитета имеют давнюю историю – см. After Empire 19.12.2016 – прим. ред.)

Уральская республика, хоть и не была официально признана, фактически существовала с 1 июля по 9 ноября 1993 года. Она была преобразована из Свердловской области с целью повышения её статуса в составе России и приобретения большей экономической и законодательной самостоятельности. Дело в том, что на тот период на территории РСФСР действовала Конституция РСФСР, принятая в 1978 году. Как отмечали сторонники Уральской республики, хотя в 1989-1992 годах в нее вносили существенные поправки, приспосабливая к демократическому характеру государства, норма о федеративном устройстве РСФСР оставалась неизменной: в РСФСР сохранялся двухзвенный принцип построения Федерации. Федерацию составляли национально-государственные образования (национальные республики, национальные округа и области) как полноценные субъекты, и территориально-административные образования (области и края).

По мнению свердловских властей, это была абсолютно ассиметричная федерация с ярко выраженным приоритетом в отношении национальных республик и очевидно дискриминационным режимом в отношении краев и областей. Ситуация усугубилась, когда в ответ на сепаратистские действия руководства Татарской и Чечено-Ингушской АССР, провозгласивших о своем государственном суверенитете, 31 марта 1992 года был принят Федеративный договор, ставший частью Конституции РСФСР. Этот договор давал возможность национальным республикам в составе РСФСР принимать собственные законы, избирать руководителей исполнительной власти и вести самостоятельную внешнеэкономическую деятельность. Главным же было то, что республики имели максимально выгодный режим межбюджетных отношений в отношении с центром. Края и области РСФСР этого были лишены.

Инициатор создания Уральской республики, губернатор Свердловской области Эдуард Россель заявлял: «Нам не нужен суверенитет, но очень нужны экономическая и законодательная самостоятельность». С ним был солидарен и мэр Екатеринбурга Аркадий Чернецкий.

25 апреля 1993 года был проведен опрос жителей Свердловской области. Вопрос звучал так: «Согласны ли вы с тем, что Свердловская область по своим полномочиям должна быть равноправна с республиками в составе Российской Федерации?». 83% принявших участие  ответили утвердительно. Явка составила 67%.

1 июля 1993 года Свердловский областной Совет Народных Депутатов провозгласил Уральскую республику, приняв Декларацию об изменении статуса Свердловской области. Одновременно, на базе Института философии и права УрО РАН СССР, началась разработка проекта Конституции Уральской республики.

14 сентября в Екатеринбурге состоялся семинар «Уральская Республика и целостность российского государства». По его итогам состоялось подписание заявления глав Курганской, Оренбургской, Пермской, Свердловской и Челябинской областей о намерении участвовать в разработке экономической модели Уральской Республики на базе областей Урала.

27 октября 1993 года Свердловским Облсоветом была принята Конституция Уральской республики. Она была разработана учеными Уральского отделения РАН под руководством профессора А. Гайды. Конституция провозглашала, в частности, что «Уральская Республика есть субъект Российской Федерации, обладающий всеми правами, установленными для республик в составе России в соответствии с Конституцией Российской Федерации».

30-го октября она была опубликована в «Областной газете» и на следующий день вступила в силу.  Конституция не предусматривала права выхода республики из состава России, но содержала принципы и механизмы разделения властей и гарантии местного самоуправления. Ею вводился институт всенародно избранного губернатора, правительства, председатель которого назначался парламентом, двухпалатный парламент, то есть практически все то, что впоследствии вошло в Устав Свердловской области.

Интересно, что что 2 ноября 1993 года президент РФ Ельцин на расширенном заседании правительства России заявил, что действие ряда областей по повышению своего статуса – объективный процесс, обусловленный несовершенством сложившихся федеративных отношений в России. Эти слова президента были восприняты свердловчанами как косвенная поддержка со стороны Ельцина, и еще больше вдохновило авторов Уральской республики.

8 ноября Облсовет назначил дату референдума по Конституции Уральской республики на 12 декабря 1993 года. На этот же день были назначены выборы губернатора и Законодательного собрания республики. Однако на следующий день, 9 ноября, Ельцин подписал Указ «О прекращении деятельности Свердловского областного Совета Народных Депутатов». В Указе говорилось, что Свердловский Облсовет неоднократно нарушил Конституцию и законодательство РФ, выразившимся в одностороннем изменении конституционно-правового статуса Свердловской области и провозглашении Уральской республики. Следовательно, Указ предписывал прекратить деятельность Свердловского Облсовета, а все его решения в части провозглашения Уральской республики считать не имеющими юридической силы.

10 ноября появился Указ Ельцина об отстранении от должности Главы администрации Свердловской области Росселя. Однако в 1995 году Россель был вновь избран губернатором Свердловской области, и периодически переизбирался на эту должность вплоть до 2009 года.

По мнению  бывшего руководителя администрации губернатора Свердловской области Александра Левина, против создания Уральской Республики выступило окружение Бориса Ельцина. В частности, это были Сергей Шахрай, в то время председатель Госкомитета по делам федерации и национальностей, руководитель администрации президента Российской Федерации Сергей Филатов и Виктор Илюшин. Ссылаясь на слова самого Росселя, Левин утверждает, что против выступал прежде всего Сергей Филатов. Окружение президента считало, что обретение областью с преимущественно русским населением республиканского статуса является шагом к распаду России. Особенно негативно это стало расцениваться после событий 3-4 октября 1993 года, связанных с роспуском Верховного Совета России и последующим подавлением попытки вооружённого сопротивления его сторонников. Спустя много лет, по словам Левина, Шахрай признался, что в 1993 году он даже не читал Конституцию Уральской республики. По его словам, Ельцин «конечно, ничего не знал, ему просто сказали, что свердловчане создают республику — он сразу и подписал указ».

Тем не менее, ряд видных политических деятелей сохранили приверженность идеям республики даже годы спустя. Так, в апреле 2003 года в Екатеринбурге было зарегистрировано «Уральское Республиканское Движение» (УРД), которое в качестве главной цели провозгласило «создание Уральской республики на территории нынешней Свердловской и (в будущем) прилегающих областей Уральского региона». В сентябре 2003 года вновь переизбранный губернатор Россель заявил, что «Уральская республика юридически существует по сей день, и Указом Президента ее ликвидировать нельзя, так как она создана в полном соответствии с прежней Конституцией, а решения Облсовета 1993 года до сих пор не отменены».

Помимо самого Эдуарда Росселя, идею возрождения Уральской республики сохранили видные оппозиционные деятели Екатеринбурга, в частности, политолог, депутат Екатеринбургской городской Думы Константин Киселев и публицист, политолог и медиаменеджер Федор Крашенинников. Тем временем, федеральная власть уже при Путине предприняла ряд попыток «усмирить» непокорный регион. В частности, в 2010-м году в Екатеринбурге помимо демократически избираемого мэра был введен пост назначаемого сити-менеджера, а полномочия мэра были существенно урезаны. Принимаемые нововведения вызвали резкое недовольство горожан.

Тем временем флаг Уральской республики, утвержденный еще в 1993-м году, вновь появился на протестных митингах «За честные выборы» в 2011-2012 годах. Протестные акции были достаточно многочисленны, а Константин Киселев и Федор Крашенинников стали одними из главных выступающих. В сентябре 2013 года на выборах мэра Екатеринбурга одержал победу оппозиционер Евгений Ройзман, близкий соратник Константина Киселева.

На Марше мира в сентябре 2014 года в Екатеринбурге вновь зазвучали идеи независимости. В связи с аннексией Крыма и началом военной интервенции России в Украине концепция Уральской республики приобрела иное звучание – уже не как требование экономической независимости, а как желание отделить Урал от милитаристской политики Москвы и показать Кремлю, чем заканчивается поддержка сепаратистских тенденций в других странах.

Понимали это и российские власти, поэтому реакция на упоминание «республиканской» идеи была очень жесткой. На активистов обрушились тонны компромата и травли в СМИ, в котором они обвинялись в создании «Майдана на Урале», работе на ЦРУ и сознательной деятельности, направленной на развал России. В отношении Константина Киселева было возбуждено уголовное дело, которому предшествовали неоднократные вызовы на допрос в ФСБ. В результате людей и тем более организаций, готовых широко пропагандировать идею Уральской республики, на данный момент нет.

Тем не менее, тот факт, что во время различных политических или экономических протестных акций значительная часть уральских элит и интеллигенции возвращается к идеям независимости от Москвы, показывает, что латентные сепаратистские тенденции в регионе присутствуют до сих пор, и при определенном раскладе могут проявиться весьма внушительно.