brp

Региональная партия Янтарного края

Михаил Фельдман.

brp

В 1990 году Борис Ельцин произнес свой знаменитый призыв к регионам: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Однако в отличие от республик, которые на время получили суверенитет, в российских областях региональные движения мало где вышли за пределы маргинальных и проникли в структуры местной власти. В числе немногих исключений — Балтийская Республиканская партия (БРП).

Первопроходцы регионализма

БРП — одна из первых политических партий России, сформировавшихся в условиях посткоммунистической многопартийности. Она возникла в Калининградской области в 1993 году и сразу же стала сосредоточием существенного экспертного потенциала: экономистов, юристов, предпринимателей. Одним из её организатором и первым председателем стал Сергей Пасько, руководитель секретариата тогдашнего губернатора области Юрия Маточкина.

Не удивительно, что, насчитывая в своих рядах большое число образованных людей, включая профессиональных «управленцев», партия играла заметную роль в региональной политике.

Ключевым пунктом партийной программы стало требование предоставить Калининградской области статус республики в составе РФ. Согласно российскому законодательству, требовать для региона республиканского статуса до сих пор законно. А во времена ельцинского «парада суверенитетов» это было, к тому же, и абсолютно логично.

Дело в том, что в 90-е годы республики фактически являлись суверенными государствами в составе федеративного объединения. Они могли самостоятельно осуществлять внешнюю торговлю, частично перераспределять налоговые отчисления и т.д. Отсюда — такие пункты программы прежней БРП, как «отдельный договор о взаимодействии с Евросоюзом» или «конституционно-правовой статус Калининградского региона», актуальные для федеративного государства, но в условиях путинской «вертикали власти» ставшие нонсенсом.

Не сепаратисты, а патриоты

paskoКакой бы радикальной ни была программа Балтийской Республиканской партии, в ней не шла речь об отделении от России — даже в те вольные годы, когда  можно было предлагать подобное без риска сесть в тюрьму. Из того факта, что БРП никогда не призывала к сепаратизму, в том числе и во времена торжества Конституции и свободы слова, становится ясно, что её курс на регионализм в составе РФ — отнюдь не маскировка иных устремлений, как утверждали впоследствии недоброжелатели.

Бывшая сотрудница администрации Калининградской области Ольга Дубовая, хорошо знавшая первого председателя партии Сергея Пасько, поделилась воспоминаниямио нём на сайте газеты «Комсомольская правда»: «Позже начали ярлыки навешивать на Сергея, называть его сепаратистом. А я думаю, что не сепаратист он, а в хорошем смысле патриот — и Калининградской области, и России. Потому что переживал и считал, что жители Калининградской области, будучи оторванными от России, ущемлены во многих правах. И этот тезис он детально и профессионально прорабатывал».

Кстати, официальный флаг БРП при Пасько также выглядел весьма патриотично — российский триколор на фоне «розы ветров», в то время ещё не воспринимавшейся как вражеский символ НАТО.

Партия конкретных дел

БРП регулярно участвовала в областных думских выборах, и хотя её кандидаты никогда не проходили в местный парламент по партийным спискам, многие попали в Думу по одномандатным округам, и некоторые бывшие члены партии находятся в ней даже до сих пор. Партией издавалась газета «Деловая жизнь» (тираж 3 тысячи экземпляров), где освещались не только внутрипартийные события. но и актуальные проблемы региона.

Очевидно, что в отличие ряда других думских партий, представительство в областном парламенте было для БРП лишь средством, а не целью. Работа  партийных депутатов в Думе способствовала реализации целого ряда полезных инициатив, плодами которых до недавнего времени пользовались земляки. Речь идёт, прежде всего, об упрощении для Калининградской области визового режима с Польшей и особом экономическом статусе региона в 90-е годы. Позже внешняя и внутренняя политика Кремля свела результаты этих достижений почти к нулю, но, как говорится, ломать — не строить.

Основной закон не писан

Принятый 11 июля 2001 года закон «О политических партиях» предусматривал ликвидацию партийных структур, не имеющих своих представительств в различных регионах РФ. Этот закон фактически «поставил крест» на существовании сугубо региональных партий, отстаивающих интересы и права жителей той или иной территории. Так вместо гибкого, конструктивного подхода к решению вопиющих внутренних проблем, тоталитарное по сути своей государство в очередной раз применило излюбленную практику «закручивания гаек».

Калининградский областной суд ликвидировал БРП постановлением от 26 июня 2003 года. Верховный суд России оставил его без изменений. Поданная Сергеем Пасько жалоба в Конституционный Суд РФ содержала ссылки на статьи 1 и 13 Конституции, где закреплены принципы федерализма и политического многообразия, которые нарушает действующий закон «О политических партиях». Как это обычно бывает, суд не признал, что положения Конституции и закона в чём-то противоречат друг другу.

В новой ипостаси

Официально Балтийская Республиканская партия перестала существовать, однако точку в истории противостояния власти и региональной оппозиции ставить рано. Лишение юридического лица заставило БРП изменить свой статус. Она трансформировалась в общественное движение «Республика».

«Я к Пасько пришёл, когда его все покинули, — говорит один из лидеров движения Рустам Васильев. — И ставил цели более радикальные, чем автономия».

Новое движение требует не только изменить статус Калининградской области, но  выступает за сильный, профессиональный парламент, независимость судебной власти, десоветизацию общества и возвращение исторических названий городам и населённым пунктам.

По словам Рустама Васильева, «Республика» сохранила в себе лучшие демократические традиции БРП — каждый участник может говорить от имени движения. Но не каждого будут слушать: многое решают личный авторитет и вклад в общее дело.

Осенью 2010 года активисты «Республики» провели возле консульств европейских стран серию акций «Калининград — узник Европы», требуя упрощения визового режима для жителей Калининградской области. Инициатива нашла поддержку у многих руководителей, далёких от идей «европеизации» региона, в том числе у губернатора области Николая Цуканова.

Враг, клеветник, гроза милиционеров

Однако властные и силовые структуры далеко не всегда оказывали поддержку  «Республике». Членство в «сепаратистском» движении и принципиальная гражданская позиция активистов стали причиной настоящих репрессий, по крайней мере, для некоторых из них.

Наиболее показателен пример «второго лица» в БРП и деятельного участника движения «Республика», предпринимателя, журналиста и депутата областной думы Олега Березовского. Этот активист, включённый, кстати, местным отделением НБП в пресловутый «список врагов России», не только морально пострадал от экстремизма национал-большевиков, но и подвергся уголовному преследованию. Ему инкриминировали клевету в отношении судебной власти за статью о сомнительной «невиновности» выпущенного на свободу наркоторговца. Также против него выдвинули и вовсе абсурдное обвинение в нанесении побоев 22 вооружённым сотрудникам милиции.

БРП сегодня

Не так давно ушёл из жизни Сергей Пасько.  Не выдержав травли и преследований, воспользовался политическим убежищем за границей Олег Березовский. Вынужден был покинуть родину и Рустам Васильев. Но аббревиатура БРП по сей день на слуху в Калининградской области и за её пределами. Называя движение старым «партийным» именем, многие приписывают ему буквально демоническую мощь. Кто-то, напротив, считает Балтийскую Республиканскую партию уже несколько лет как мёртвой — эдакой страшилкой, вроде призраков, по легендам населяющих руины Кёнигсберга. Но, судя по всему, не правы ни те, ни другие.

Хотя БРП перестала быть официально признанной политической силой, её активисты регулярно участвуют в пикетах, митингах и других протестных акциях региональной оппозиции под историческими флагами Кёнигсберга и Пруссии. Страницы и блоги, представляющие ликвидированную партию в социальных сетях, до сих пор существуют и регулярно обновляются.

По мнению Рустама Васильева, возрождение былого влияния регионалистов на политическую жизнь Калининградской области вполне возможно.

«Провокаторы хотели закрыть БРП и сдать документы в местный музей, — рассказывает он. — Но БРП жива. Кстати, в документах указывается, что срок существования БРП бессрочный».

(Статья о современном Кёнигсбергском регионализме – прим. ред.)