dialects

Великие русские языки

Дмитрий Витушкин.

“В Украине” или “на Украине”? “Белоруссия” или “Беларусь”? Из года в год ведутся подобные споры и несть им числа. А ведь русский язык, как и любой другой распространённый язык, не может быть представлен лишь одной версией. И то, что является ошибкой для московской “литературной” нормы — единственно верное написание и произношение в других странах и регионах. Где живут другие русские с другим русским языком.

dialects

От шаурмы до шавермы

За пару столетий, которые прошли с тех пор, когда Владимир Даль собирал “Словарь живого великорусского языка”, диалекты, казалось бы, стёрлись. Локальных слов, характерных для Урала, Кубани или Архангельска, остаётся всё меньше, общегосударственные электронные СМИ работают на унификацию… Однако из год в год русскоязычное пространство взрывается всё новыми различиями.

2016-й год запомнился странной историей: один из петербургских муниципальных депутатов (кстати, от “Единой России”) предложил официально запретить в Северной столице вывески “Шаурма”, оставив только “исконную” ингерманландскую шаверму. Позже Артемий Галицын заявил, что пошутил, но тысячи людей, поддержавшие его в соцсетях, были абсолютно серьёзны.

Получается, даже так называемый “Московско-питерский словарь” — это не только различия, доставшиеся нам из глубины веков. Выходит, этот словарь продолжает пополняться новыми словами по сей день.

Огромные пространства России, безусловно, располагают к тому, что миллионы людей, живущие в разных городах и весях, будут говорить на разных русских языках. И с годами, десятилетиями, веками эти различия в словаре, произношении, значениях будут только усиливаться, усугубляться. Просто эти различия теперь будут касаться других понятий: например, не сло́ва “двор” (на Дону и в других южных казачьих регионах его называют “баз”, что зафиксировал ещё Шолохов), а слов “мобильный телефон” (“мобила” и “труба” в разговорной речи двух столиц).

Фактически уже во времена Даля его словарь стал не собранием наследия одного языка, а своего рода разговорником между разными русскими языками. Без него жители центральной России просто не разобрались бы, о чём говорят сибиряки, поморы, русскоязычные ингерманландцы, казаки, уральцы… И сегодня, в XXI веке, актуальность такого разбора только возросла.

Русские без России

Современный россиянин отчего-то думает, что обладает некими Эксклюзивными Правами на русский язык. С позиции пресловутого “большого брата” он пытается диктовать соседям, что, дескать, правильно писать “Молдавия”, а не “Молдова”, “Прибалтика”, а не “страны Балтии”, “Белоруссия”, а не “Беларусь”. При этом такой россиянин забывает, что никакого копирайта на русский язык у Кремля не было, нет и быть не может.

Интересно, что своё филологическое разнообразие “русский мiръ” активно демонстрировал и на протяжении всего ХХ века. Так, покинувшие Родину после 1917 года великие литераторы Иван Бунин (живший во Франции) и Игорь Северянин (живший в независимой Эстонии) не приняли большевистскую реформу орфографии — и на протяжении двадцатых, тридцатых, сороковых годов писали по-прежнему: с “ятями” и “ижицами”. Естественно, так же писали и десятки других деятелей русской эмиграции — Иван Шмелёв, например.

То есть даже на уровне правописания одновременно существовали как минимум два русских языка, развивавшиеся параллельно, причём с годами они всё больше отдалялись друг от друга. Это не говоря уж о более ранних волнах эмиграции: например, многотысячных общинах старообрядцев, которые покинули Старый Свет после Раскола и по сей день сохраняют русский язык таким, каким он был в XVII веке.

С каждым годом эта проблема становится всё актуальнее — ведь в современном мире сменить место жительства стало проще, а жить в путинской России хотят далеко не все. Только за последние несколько лет страну навсегда покинули десятки тысяч граждан, а если говорить о всём постсоветском периоде, счёт давно идёт на миллионы.

Тем более, что после распада СССР за границей РФ остались десятки миллионов этнических русских и ещё больше русскоязычных. В одной только Украине русским языком в той или иной степени владеют почти 40 млн человек, а более 20 млн считают его родным, причём большинство из них украинского не знают.

То же касается стран Балтии: например, в ряде волостей Эстонии услышать на улице эстонскую речь крайне затруднительно. Статистика также подтверждает: несмотря на якобы “дискриминацию” русскоязычных, в трёх странах Балтии их за последнюю четверть века стало только больше. Это при том, что коренных эстонцев, латышей и литовцев на их исторической родине поубавилось — многие из них после распада СССР переехали на Запад.

До Киева доведёт

Особенно важно понимать, что из России эмигрировала интеллектуальная и творческая элита. Тут можно вспомнить многих — от давно обосновавшегося в США лидера “Мумий Тролля” Ильи Лагутенко до переехавшего в Таллинн легендарного музыкального критика Артемия Троицкого. Из России уехали культурные трендсеттеры — а значит, они увезли с собой и свой русский язык. И все их неологизмы и речевые обороты теперь появляются за рубежом, отдельно от ойкумены “русского мiра”. А если быть точным — в другом русском мире с другими русскими.

Казалось бы, всеми этими случаями можно было бы пренебречь, если бы не жестокие цифры статистики. А они говорят, что дело уже не в локальных персоналиях (пусть даже и очень значимых для культуры). Так, с 2014 года огромная диаспора русскоязычных Украины в массе своей больше не имеет возможности смотреть российское телевидение и слушать российское радио. То есть вся многомиллионная масса русскоязычных украинцев теперь оторвана от кремлёвских СМИ с их правилами, а и так давно имеющиеся различия в российском русском и украинском русском отныне будут только укрепляться.

Конечно, позиция властей той же Латвии или Украины в отношении сложившейся в их странах русской диаспоры понятна. К этой диаспоре относятся с подозрением, что выражается и в языковой политике: русскоязычных стремятся по возможности ассимилировать, мотивировав их учить государственные языки.

Но увы, ассимилировать группу людей, если это треть, а то и половина от всех граждан государства, просто невозможно. Переучить миллионы русскоязычных украинцев не получится даже за несколько десятков лет, да это и не нужно. Тем более, что многие из этих людей доказали свою преданность украинской государственности и на Майдане, и в зоне АТО. Некоторые из них пожертвовали за идеи свободы своими жизнями… И своё право на свой язык и свою культуру русские Украины, безусловно, заслужили.

Поэтому властям постсоветских стран ни к чему пытаться объять необъятное, безуспешно стремясь лишить миллионы людей их этнической, культурной и языковой принадлежности. Куда разумнее оформить языковую автономию русских общин, которая может изрядно отличаться от московских нормативов. Ведь Москва им уже не указ, верно?

А как у них?

Отметим, что у других народов многовариантность нормы языка — обычное явление. Например, в Античности греки расселились на такой огромной территории, что сохранять единый греческий язык не представлялось возможным задолго до завоеваний Александра Македонского, не говоря уж о временах Византии.

Еврейский народ, много веков пребывавший в рассеянии, также породил сразу несколько еврейских языков. И если идиш ашкеназов базировался на ивритских корнях с обильными включениями германизмов и славянизмов, то, например, ладино сефардов уже больше напоминал романский язык. От исконного иврита, впрочем, и тот, и другой были равноудалены.

Немецкий язык тоже разительно отличался (и отличается) обилием форм: наречий и диалектов. Причём говорить о едином стандарте немецкого не приходится по сей день. Ранее фольксдойче говорили совсем не так, как рейхсдойче, да и в самой Германии многочисленные традиции произношения и словообразования остаются таковыми по сей день. И помимо основных вариантов (верхненемецкий и нижненемецкий) специалисты назовут десятки различных немецких языков ФРГ, которые порой отличаются друг от друга гораздо больше, чем, допустим, белорусский от украинского.

Всё то же можно сказать и об английском языке, который так же весьма вариативен не только между бывшей метрополией и бывшими колониями. И в пределах современной Великобритании можно услышать очень разный английский даже от коренных её обитателей — достаточно вспомнить один только лондонский кокни, послуживший основой для языка героев “Заводного апельсина” Бёрджесса.

Пусть цветут сто цветов!

В общем, вариативность языка народа, расселившегося на большой территории, неизбежна. Независимо от того, жил этот народ в едином государстве (китайцы) или вообще без оного (евреи), расселился он в глубокой древности (греки) или уже в Новое время (англичане)… Русские тут — не исключение.

Таким образом, отсутствие одного стандарта русского языка — это уже сейчас сложившаяся практика, которую остаётся только закрепить на научном уровне. А это задача как многомиллионной русской диаспоры вне РФ, так и властей Украины, Беларуси, Казахстана и других постсоветских стран.

И если уж даже в самой России сохраняются, развиваются и усиливаются разные варианты русского языка по региональному признаку, то что удивительного, что в других странах эти же процессы идут ещё быстрее?

Как и к любой независимой активности, Кремль болезненно относится к языковой дифференциации русских. Так, Википедия на сибирском языке была заблокирована на территории России, а впоследствии и уничтожена. Поморский активист Иван Мосеев, выпустивший сборник сказок на поморской гово́ре, был обвинён Москвой в “шпионаже”. Ингерманландские активисты, разработавшие современный вариант русской латиницы для Ингрии, также столкнулись с преследованием российских спецслужб.

И тем не менее, время не повернёшь вспять. Сегодня русскую речь можно услышать в Киеве и Минске, Риге и Таллинне, Праге и Варшаве, Лондоне и Нью-Йорке… Только носители этой речи не скованы “серпасто-молоткастыми” обязательствами перед Кремлём — зачастую это люди, которые родились вне России и с Россией себя не отождествляют, в том числе в культурном отношении. И по-русски они будут говорить и писать так, как считают нужным, а не как им скажут Мединский с Вербицкой.

Осталось лишь закрепить сложившееся положение вещей.

  • Абсолютно согласен с автором статьи! Русских языков было много во все времена, и много остаётся по сей день. Не буду говорить о других странах бывшего СССР и нынешней РФ, но расскажу то, что знаю лично сам: а знаю я о двух странах: Украине и Карелии.

    Итак, начну с Украины, а точнее – с Левобережной её части, где я сам вырос, и где доселе звучит и русская речь, и суржик. Вот что такое суржик? Это украинизированный вариант русского, или, если хотите, русифицированный вариант украинского языка. Но. Я слышал суржик, который звучал на Левобережье до развала СССР, и слышал, какой звучит сейчас. Должен заметить, что за 25 лет существования Украины как независимого государства этот суржик довольно заметно украинизировался: то есть, если 25 лет назад этот суржик был более русско-звучащим, то сейчас он более украинско-звучащий. И даже те русские, которые говорят на русском, и не собираются учить украинский – потихоньку, по словечку, вкрапливают в свою речь украинские словечки, и незаметно для себя переходят на украинский акцент… Поэтому теперь нынешние русские в Украине – уже не совсем-то и русские… Да, они считают себя русскими, да, они свободно говорят на русском. Но, если сравнить их русскую речь, например, с русской речью питерцев или карел – то налицо заметные различия… И даже в словарном запасе это заметно, не только в акценте.

    Так, например, карелы (т.е. карельские русские) говорят: “я намылся”, в то время как украинцы (т.е. украинские русские) в говорят: “я помылся”.
    Карелы говорят “стул”, а украинцы (конкретно – харьковчане): “стулка”.
    Карелы говорят: “холодный кипяток”, а украинцы: “кипячёная вода”.

    Ну, а уж акцент – это и вовсе печатно непередаваемое явление, которое можно уловить только ухом… Поэтому этнические украинцы свободно говорят с украинскими русскими на суржике, всё более переходя на украинский язык, и русские, вслед за ними, с чистого русского переходят постепенно на суржик, сначала привыкая букву “г” произносить на украинский лад, потом буквы “ч” и “щ” произносить так, как произносят только украинцы и белорусы: твёрдо (к справке: в русском алфавите эти буквы по умолчанию произносятся смягчённо: [чь], [щь], а в украинском – без мягкого знака). И множество других мелких особенностей, касаемо произношения гласных, которые даже не описать, но можно различить только ухом…

    То есть, русские, живущие в украине, говорят на русском, но это уже совсем другой русский язык…

    Так же и те русские, которые живут в Карелии – говорят на несколько ином русском, чем те, что живут, например, в Москве: у карел произношение тоже гораздо мягче, чем у москвичей… Тем более, что в Карелии живёт немало этнических угро-финнов (ливвики, людики, вепсы, беломорские карелы, финны), чьи языки имеют свою манеру произношения гласных и согласных. А значит, никогда они не будут говорить на московский лад… Хоть как бы Москве ни хотелось всех русских обмосквифицировать, – этого не случится никогда. Тем более, что и сам московский говор не стоит на месте, а постоянно развивается… Пополняясь своим собственным словарным запасом, который неведом ни перифериям, ни тем более не преподаётся в школах.

  • Дмитрий

    А почему кто-то может говорить русским, что правильно «Молдова», «страны Балтии» и «Беларусь». И “В Украине”, а не “НА Украине”.

    • На России можно всё…

      Если, например, финны называют свою страну Suomi, а Россию – Venä, то почему русские не могут называть страну суоми – Финляндией, а себя – не вэнялайзэт, а русскими?

      На России можно всё. Равно как и в Суоми всё можно, и в Молдове всё можно, и в Беларуси ничего не запрещено.

  • Jewgenia Komarova

    И в Украине не один украинский язык : есть галицко-волынский вариант, есть карпатский, есть буковинский, есть полесский, есть южноукраинский, или бессарабский, есть и донбасский…И Киев с Харьковом различаются так же, как Москва с Питером, а Одесса стоит вообще особняком…И всё же существует понятие “литературный язык”, знание которого и позволяет говорящим на разных диалектах понимать друг друга. В Германии “Hochdeutsch” – литературный немецкий – был создан практически искусственно и введён в 19-м веке, иначе баварцы и пруссаки, швабы и саксонцы, остфризы и жители Рейнской долины просто не смогли бы общаться между собой…

    • Да, всё верно. И всё же, следует заметить, что литературный украинский язык не является искусственным языком, а является всего лишь официальной версией на основе подольского говора, – то есть, говора Центра Правобережной Украины. По крайней мере, когда я приехал в Винницкую область, то услышал там чистейший украинский язык, без всяких вкраплений. Чему приятно удивился.

      А вот Тернопольская и Львовская область – там уже идут элементы польшчызны (подднестровский говор: так называемая “западенская мова”), а Прикарпатье и Закарпатье – там уже вообще другой народ живёт: вроде что-то и есть украинское в языках, но речь построена слишком уж витиевато, и множество таких слов, которые даже подолянин не поймёт, не говоря уже о слобожанах или полесцах.

      Поэтому я думаю, что недалеки те времена, когда вслед за признанием русинов как отдельного этноса, в Украине будут признаны отдельными народами также и другие, издавна проживающие на нынешней украинской земле: бойки, гуцулы, волыняне, и так далее, – согласно исторических регионов, – и, соответственно, будет передел земель и областей внутри Украины, с установлением новых границ внутри страны, – посему, не исключаю, что Украина в некотором времени перейдёт на статус не государства, а федерации.

      • Олег

        А зачем? Разве без искусственного раскола никак невозможно поддерживать разнообразие культур? Или просто потому, что Москве єтого очень хочется?

        • Каким образом Вы собираетесь поддерживать разнообразие культур, общаясь с ливвиком на русском языке? Вы же дискриминируете его этим, и насильственно русифицируете.

        • А, или Вы имеете в виду Украину? Нет, Москве на Украину с её народами глубоко насрать, она бы гораздо охотнее присоединила всю Украину к своей Федерации, чем стала бы возиться с переделом её внутренних границ.

          Но, тем не менее, насильственная украинизация – тоже не есть хорошо для тех народов, которые издавна населяют Украину: получается, что лафа там только подолянам, потому что их разговорный язык и официальный язык Украины – это одно и то же, а другие как? Они вынуждены забывать свой говор, свой диалект? Это неправильно и несправедливо.

          Когда я говорю о внутреннем переделе границ в Украине, с последующим статусом каждого субъекта как самоуправляемого региона, и введением письменности для каждого народа, населяющего его – то я говорю всего лишь о справедливости… То же самое я бы хотел видеть и в России – после того, как из состава РФ выйдут все неславянские Республики, – как ныне существующие, так и ещё не провозглашённые, – и в итоге в составе РФ останутся только собственно русские (славянские) народы… Повторюсь: это всего лишь мои личные гипотезы, касательно самого справедливого развития событий для тех народов, чьё существование доселе игнорируется и дискриминируется. Это одинаково касается как России, так и Украины. Москва тут ни при чём: ей глубоко насрать на всех, в том числе и на своих.

  • eugen

    “Немецкий язык тоже разительно отличался (и отличается) обилием форм: наречий и диалектов”
    Чем наречие отличается от диалекта?
    “Причём говорить о едином стандарте немецкого не приходится по сей день”
    В корне не верно, Hochdeutsch или по-иному Standarddeutsch (sic) является стандартным языком обучения, СМИ, литературы, телевидения, а кроме того родным языком значительной части населения ФРГ.
    “Ранее фольксдойче говорили совсем не так, как рейхсдойче, да и в самой Германии многочисленные традиции произношения и словообразования остаются таковыми по сей день”
    Традиции словообразования это как? Четкой языковой границы рейхс/фольскдойче не было. Фольксдойче как правило говорили на своих диалектах. В рейхе говорили как на диалектах и на литературном языке. В зависимости от места, дилект фольксдойчей мог совпадать с диалектом определенной местности в Рейхе.
    “И помимо основных вариантов (верхненемецкий и нижненемецкий) специалисты назовут десятки различных немецких языков ФРГ, которые порой отличаются друг от друга гораздо больше, чем, допустим, белорусский от украинского” верхненемецкий и нижненемецкий это основные _группы диалектов_. Понятие различных немецких языков специалистам не ведомо, языковые вариации немецкого принято называть диалектами.

  • Pingback: Великие русские языки — freeingria.org()

  • Николай Гончаров

    Какой-либо официальный статус русского языка в Украине это лазейка для проникновения “русского мира”. Категорически против. От всего сердца желаю русскому языку и культуре спокойно развиваться и процветать. Но только в границах РФ.

    • Андрій Польщенко

      +++++++++++++++да!!

  • Ярополк Русецький

    Почну із Заходу й буду рухатися на Схід – карельський, іжорський, вепсянський, вятський, мокшанський, мерянський, ерзянський, мещорський, муромський, комякський, пермяцький, булгарський (татарський) і т. д. аж до чукотського й камчадальського ДІАЛКТІВ староукраїнської мови. Вибачте, але словник німця (чи данця, як хочете) Даля (який до того ж ще й виріс в Україні) є, всього лиш, мовним путівником для іноземців які приїхали будувати Північно-азійську імперію.

    • Ярослав Золотарев

      Диалекты украинского на карте обозначены – на Кубани и тут на юге Воронежской области, где я сейчас нахожусь, действительно живут русифицированные украинцы. “Южнорусские диалекты” скорее ближе к белорусскому. “Северорусские диалекты” совершенно отдельная группа славянских языков и от украинского и от ломоносовского русского тем более. В какой-то степени их можно сопоставить с чешским, но отдаленное родство. То, что в империи называют “русским языком” – вообще искусственная конструкция помора Ломоносова и екатерининских немцев на основе церковнославянского (староболгарского) и староукраинского, лишь с некоторым фонетическим влиянием того, что тут обозначено как “промежуточные говоры”.

  • Theophilus Slobozansky

    Пусть цветут 100 русских языков у 100 русских народов! Нет проблем – главное рашку (рсфср) изничтожить одну, чтобы ни на кого, даже на 99 других русских народов не бросалась больше

  • Ярослав Золотарев

    То, что там обозначено как “смоленский диалект” – ярко выраженный диалект белорусского, псковской же язык представляет собой смесь белорусского и новгородского. “Орловский говор” лучше обозначать как “донской язык”, так как его диалекты являются природным языком донских казаков, которые очевидно являются отдельным народом.
    Северные языки в принципе обозначены правильно, но идут без чалдонского, правильная схема: поморский, новгородский, владимирский, олонецкий, вологодский и сибирский. Из этих шести языков имеются проекты стандартов для поморского и сибирского.
    Так называемые “промежуточные говоры” фонетически повлияли на ломоносовский стандарт и в какой-то степени как раз могут считаться “диалектами русского языка”, по крайней мере они с ним хоть как-то связаны, в отличие от северных и южных языков.