otava1

На следующий день… Несколько мыслей о жизни после Кремлевского Майдана

Андрей Туоми.

otava1

Рассуждать о будущем чрезвычайно сложно. Даже не потому, что будущее всегда многовариантно и выглядит как ладонь с растопыренными пальцами, и не потому, что сложно предсказать общий ход истории цивилизации, – как раз это уже многими предсказано. Трудно потому, что при всей многовариантности развития событий в отдельно взятой стране (при накоплении ею критической массы для смены формации), всего один вариант лежит в мирном русле развития событий. А все великое множество остальных путей, что лежат слева и справа — так или иначе сопряжены с насилием, упадком, кровопролитием: от минимального до максимального, вплоть до полного уничтожения целых народов.

«Есть ли будущее у карельского регионализма и каким мне оно видится» — на такую тему мне предложили порассуждать коллеги из ресурса afterempire.info. Я бы по-другому поставил этот вопрос: возможно ли у Карелии иное будущее, нежели движение к регионализму?  И отвечать на этот вопрос я начну издалека.

Кто убивает империи?

Чтобы понять смысл движения к регионализму, как вообще к будущему человеческой цивилизации, как к естественной его стадии, надо обратиться к тем историческим вопросам, ответы на которые мы или уже получили в ходе цивилизационной эволюции, или получаем сегодня.

Например, есть ли будущее у империй? Ответ на этот вопрос дала сама история. Империя, как форма существования народов в рамках государства, отжила свое уже во второй половине 20 века. Единственной страной, которая задержалась в периоде Age Of Empires, осталась Российская Федерация, ускоряющееся падение которой мы наблюдаем сегодня практически в режиме онлайн.

Век империй прошел не потому, что их разрушают «темные силы» извне, или «пятая колонна» внутри нее. Да, на первом этапе одни империи разрушали другие именно в результате глобальных войн. Ведь если быть до конца точным, то, по количеству участвующих стран и народов, к мировым войнам (естественно, соответствующей эпохи) мы одинаково можем отнести не только первую и вторую Мировые войны, но и все глобальные завоевательные походы древности — от Персии до Рима, от Крестовых походов до завоевания Америки и Наполеоновских войн. По сути они все были мировыми имперскими конфликтами, с одной оговоркой: эти мировые конфликты были ограничены тем пространством, в которые им позволяли проникать имеющиеся на тот момент технологии. Естественно, мы берем в учет и меньшее количество людей в них втянутых (ввиду общей малой численности населения планеты), но понимаем, что количество народов (племен, например) было в эти войны втянуто не меньше, а иногда и больше.

Главный враг – прогресс

Понимание того, что империи напрямую связаны с технологиями, приходит очень быстро, когда отвечаешь на вопрос: если бы огнестрельное оружие появилось хотя бы на век раньше, сложились бы войны иначе? Или если бы появление паровых двигателей произошло на пару веков раньше, изменилась бы тогда структура сегодняшнего мира? Да, безусловно!

Научно-технический прогресс не смогли сломить и остановить даже мрачные времена средневековья. Чем быстрее развивались технологии, чем доступнее становился окружающий мир, тем более пышным цветом расцветали империи. И высшей точкой развития империй стал именно двадцатый век, когда разросшиеся до состояния супергигантов империи ввергли мир в две самых кровопролитных мировых войны. Двадцатый век стал кульминацией Age Of Empires, точкой апогея, за которой последовал неизбежный крах.

Но почему стали валиться империи? Главной причиной падения империй стало именно то, что привело их к кульминации: технологии. Именно технологии, ставшие во время и после второй мировой войны супертехнологиями, вызвали неизбежный процесс падения империй. Сначала ядерное оружие сделало существование империй бессмысленным по той простой причине, что военные расходы империй возросли в разы, затем резкий скачок к всемирной глобализации экономики, мировой финансовой системы, когда перекрестные экономические и финансовые связи опутали весь мир, и вовсе привели к тому, что имперские механизмы стали слишком тяжеловесными и неповоротливыми в рамках быстродействующей всемирной экономической модели.

Интернет как могильщик империализма

Последним гвоздем в гроб империй стало развитие информационных технологий и Интернета. Именно Интернет явился той самой тихой, но весьма грозной силой, которая разрушает не только последнюю империю человеческой цивилизации, но и все анахронизмы, сохранившиеся еще в мире, за исключением разве что Северной Кореи.

В Российской Федерации, которая, как последний оплот имперского государственного устройства, стремительно движется к своему развалу, власть предержащие не зря говорят об опасности всемирной паутины, не зря придумывают все новые и новые ограничительные меры для фильтрации Интернет-пространства. Все отчетливо понимают, откуда придет финал. Но делать что-либо, во-первых, поздно, а во-вторых бессмысленно. Для того, чтобы избежать разрушительного для империи действия Интернета, надо было изначально не подпускать к нему своих граждан, как это произошло в Северной Корее. А подпустивши, поздно и бесполезно метаться, изобретать «Чебурашку.рф» и принимать меры по устройству железного занавеса в российской доменной зоне.

Научно-технический прогресс остановить невозможно. Даже при условии, что через два-три года российским властям удастся полностью ограничить своим гражданам выход во всемирную сеть и организовать в стране свой собственный Рунет, истратив при этом колоссальные деньги, все это выглядит бесперспективно. Примерно так же, как разработка супертанка «Армата» в век космических технологий, когда смысл применения танковых армий аналогичен смыслу применения тачанок или колесниц. Все дело в том, что ограничители, выдумываемые российскими властями, касаются сферы проводного Интернета, уже стоящего на пороге своей смерти. Не сегодня, так завтра на арену выйдет и во всю мощь о себе заявит Интернет космический. О скором запуске десятков спутников, предоставляющих свободный и бесплатный вай-фай доступ в любой точке земли, уже заявили несколько крупнейших компаний, например, Гугл. Полным ходом идет разработка проекта Аутернет. Все это полностью изменит не только структуру Интернета, но и приведет к полному краху «наземных» провайдеров, всех фильтрующих, ограничивающих и запрещающих национальных файерволов, будь он хоть китайский, хоть российский. Интернет станет полностью свободной для любого пользователя средой.

Предугадать не дано

Интернет, а не экспорт «оранжевых революций», об опасности которых без устали твердят спецслужбы РФ, стерегущие неприкосновенность и незыблемость российского режима, уже развалил несколько диктаторских режимов, совершил десяток революций, включая Майдан, вне всякого сомнения, он развалит и страну, застрявшую в Age Of Empires. Можно сколько угодно пугать население своей страны бандеровцами и «Правым сектором» – это ничего не изменит, потому что империя будет разваливаться совсем по другим механизмам.

Каждая революция уникальна по своей сути и содержанию. И как бы ни старались кремлевские идеологи унифицировать и майданизировать национально-освободительные движения, сводя их к примитивной схеме экспорта «оранжевых революций» из Госдепа США, каждая следующая революция происходит по совершенно уникальному сценарию с совершенно уникальным механизмом. Революции эпохи Интернета не встраиваются в привычную человечеству схему развития революционной ситуации, где верхи не могут, а низы не хотят. Они происходят по своим, пока не изученным законам и циклам, и совершенно невозможно предсказать заранее, в каком месте произойдет «сдвиг пластов» – в России, Беларуси или Казахстане.

Может быть потом, по истечении десятков лет, историки напишут об этом серьезные научные трактаты и труды, изучат это явление под микроскопом и придут к каким-то глобальным выводам. Мы же можем в своей быстро меняющейся эпохе только наблюдать, как эти революционные механизмы включаются и сметают с глаз с долой режимы, подобные, например, режиму Каддафи. Мы можем думать о каких-то теориях глобальных заговоров, о каких-то глобальных интересах каких-то глобальных мировых правительств, забывая, что источник всех этих общественно-политических сдвигов у нас перед глазами и под рукой: достаточно открыть крышку ноутбука — и вы уже оказываетесь в эпицентре глобальных мировых событий.

После того, как…

Исходя из того, что любая империя при своем разрушении неминуемо дробится на мельчайшие части, очевидно и стоит выстраивать гипотезу о том, какое будущее представляется у той или иной территории нынешней Российской Федерации «после того как»…

Мне кажется, что глобальные изменения внутри Российской Федерации начнутся не с уличных протестов, как это могло бы быть в 2012 году, не с процесса отделения от государства какой-то отдельной ее части, наподобие Чечни. Развал империи начнется с самой верхушки российской властной элиты, кланы которой уже сегодня готовы вцепиться друг в друга мертвой хваткой. И провоцирует эту грызню на вершине власти именно Интернет. Очевидно не то, что это произойдет, очевидно уже то, что это произойдет в традиционном уже для России революционном 17 году. Сама эта традиционность, страх перед неизбежным, вера, если хотите, в то, что все идет по аналогии и по извечному кругу, спровоцируют схватку во власти.

В итоге окажется, что Майдан бушует внутри кремлевских стен, в то время как добропорядочные граждане сидят по домам, не давая повода Росгвардии для их разгона. И даже когда клановые разборки выплеснутся из-за стен оплота империи, люди останутся по большей части сидеть по домам. Нельзя забывать о том, что власть в Российской Федерации и по своей сути, и по духу, и по структуре — бандитская, пришедшая из уличных боев 90-х годов, потому и Кремлевский Майдан будет происходить по сценарию мафиозных войн и разборок. Ну, нет у российской властной элиты никакого интеллигентского начала, нет рамок, нет фундаментальных правовых знаний для того, чтобы удержаться в русле цивилизованного конфликта или цивилизованного кризиса власти. Они обязательно рухнут в разборки по понятиям, потому как в этой стране полностью разрушены правовые институты сдерживания, правосудия и все разделено на сферы и зоны личного влияния и личного контроля. А если никто никому не верит, если не существует каких-то единых правовых гарантий, то как быть? Выход один — хвататься за оружие, то есть за собственные силовые структуры, коих в России просто немерено.

Революция сверху наиболее предпочтительна для такой империи, как РФ. Чем активнее провластные кланы будут драться за власть, тем меньше шансов у мирного населения попасть под раздачу и дождаться момента, когда вся вертикаль просто падет под тяжестью собственных противоречий…

Почему развал?

Любой постимперский период — это процесс домино, когда освобожденные от шампура вертикали власти субъекты начинают неизбежно отваливаться от центра и друг от друга. Иного пути, кроме распада, в современных условиях у РФ просто не существует по нескольким причинам: в стране нет единства народов, нет равных условий для развития регионов, все они развиты по-разному; в стране нет ни духовной, ни социальной, ни какой-либо иной идеи, способной удержать такие разные по своему содержанию территории. К тому же можно предположить, что относительно богатые регионы сразу же попытаются отгородиться от бедных под лозунгом «мы никого кормить не будем», в субъектах с исламским наполнением уже традиционно начнется своя клановая грызня за власть, вплоть до микровойн, а депрессивным регионам, таким как Карелия, придется, пожалуй, ждать конца процессов окончательной дезинтеграции.

Избежать взрывного и окончательного развала Российской Федерации, сегодня уже, пожалуй, невозможно. Действующая в стране власть собственными руками, мозгами и усилиями создала в империи те силы, которые просто не дадут стране остаться целостной в какой-то иной, отличной от империи форме. Как ни парадоксально, именно эти силы сегодня говорят о сплочении народа, о единой стране и т. д. и т. п. Но их разномастность, пугающая людей агрессивность и просто отмороженность сыграют как раз обратную роль, как бы громко они не кричали о единстве. Кто пойдет сегодня под знамена Стрелкова, например? Или православного мотоциклиста? Или разношерстного казачества? Любой здравомыслящий человек и в нормальные-то времена от них шарахается как черт от ладана.

Перспективы не пугают

Регионализм станет, как мне кажется, основной и главной идеей, которая удержит регионы развалившейся империи от междоусобицы. Стойкие экономические, финансовые, культурные и даже родственные связи не дадут регионам свалится в пучину гражданской войны. Дробление империи лишь частично произойдет по признаку национальных образований. Да, такое возможно там, где еще сохранилось национальное большинство, или хотя бы сильно национальное движение. По большей части, дробление произойдет по региональному принципу. И для этого есть экономические, а не только политические или, скажем, этнические предпосылки. Нынешняя система деления на федеральные округа — вот одна из возможных схем, когда в рамках округов образуются новые независимые субъекты, связанные, однако, структурно и экономически.

О чем можно говорить сегодня абсолютно точно, так это о том, что после окончательного падения кремлевской власти и дробления страны, вопрос объединения под каким-нибудь новым двуглавым мутантом уже точно не встанет в повестке дня. Сейчас за идею империи уже держатся просто по привычке, из-за страха революции и кровопролития. Всем порядком надоела ситуация «большой голодной семьи», когда форс-мажор в одной окраине империи тут же вызывает последствия в другой. Да и смысл слова «великодержавность» настолько замусолен, избит, замызган кровью и грязью, что держаться за него будет просто дурным тоном.

Насколько далеко зайдет процесс деления — сейчас предугадать невозможно. Но у Карелии в плане самореализации, внутри своей региональной группы (ныне федерального округа), перспективы на будущее весьма неплохие. Не хуже, чем у Санкт-Петербурга, а то и лучше, если мы будем рассматривать перспективное развитие Карелии, как дружественной Финляндии страны. И финны, как я думаю, на этот раз свой шанс уже не упустят. Однако, это тема уже совсем другого разговора.