hodor

«Ой, ну всё!»

Вадим Штепа.

hodor

Помогут ли медийные шоу оппозиции в зарубежных столицах изменить ситуацию в России?

7 декабря в эстонской столице Таллинне «Открытая Россия» провела крупное медийное мероприятие – вручение учрежденных этой организацией премий «Профессия – журналист». Также получили свои гранты победители конкурса медиа-стартапов.

Церемония проходила в историческом здании – Доме братства черноголовых в Старом городе. Там царила праздничная, предрождественская атмосфера – с украшенными живыми елками и шампанским. Это несколько контрастировало с критическим содержанием награжденных публикаций.

Но с другой стороны – оппозиционерам ничто человеческое не чуждо. Многие сегодня вспоминают, как ровно 5 лет назад, после массовых московских протестов, вожди оппозиции разъехались под Новый год на мировые курорты. Пообещали: «Мы придем еще!» – но вот только доверие к ним было уже не то…

Большинство участников мероприятия составляли москвичи, и одной из расхожих тем в кулуарах была туристическая – что интересного посмотреть в Таллинне? Разумеется, эстонцы всегда рады туристам, но от таких событий обычно ожидается чего-то большего. Однако мероприятие «Открытой России» и эстонская общественная жизнь – это словно бы какие-то параллельные миры. Одной из немногих точек их соприкосновения стала импозантная фигура ведущего Артемия Троицкого, который давно проживает в Эстонии.

Конечно, журналисты русскоязычных эстонских изданий (Rus.Delfi, Postimees, Вечерка и т.д.) охотно написали репортажи об этом мероприятии – все-таки фигура Михаила Ходорковского медийно довольно популярная, и его приезд в Таллинн – значимый информационный повод. Однако главным вопросом остается все же иной – помогут ли такие шоу изменить ситуацию в самой России?

Ходорковский весьма оптимистичен. Он надеется, что после падения путинского режима к власти в стране придет переходное правительство, которое за два года проведет необходимые реформы. Но откуда оно придет – в такие подробности он не вдавался.

Судя по всему, Ходорковский верит в «мягкий транзит» России к демократии. Об этом он говорил и в своем выступлении на церемонии: «Мы смотрим в будущее. А сегодня Россия, к сожалению, погрузилась в авторитарное мракобесие – но надеюсь, ненадолго и неглубоко».

Однако реальные тренды российской политики опровергают эти надежды. К примеру, недавно принятые Концепция внешней политики РФ и Доктрина информационной безопасности, напротив, свидетельствуют о нарастании авторитарного мракобесия у российских властей, которые воспринимают страну как «осажденную крепость».

Кстати, получателям премий и грантов от «Открытой России» в самой России лучше это не афишировать. Потому что, как показывает опыт последних лет, они с легкостью могут быть причислены к «иностранным агентам», и продвижение их даже самых талантливых медиа-стартапов окажется весьма затруднительным…

Имперские умонастроения в нынешней России, созданные кремлевской пропагандой, никак не способствуют развитию новых медийных проектов. Чтобы преодолеть эти навязанные стереотипы, оппозиции необходима принципиально иная политическая философия. Если кто-то полагает, что все по-прежнему должно решаться в Москве – это будет означать лишь продолжение все той же имперской парадигмы.

Выйти из нее позволило бы федералистское мышление. Если жители каждого российского региона будут интересоваться в первую очередь его собственным развитием, пропагандистская ненависть к окружающему миру быстро растает. Внутренний гиперцентрализм и внешняя экспансия – явления взаимосвязанные.

Но к сожалению, даже люди, считающие себя «лидерами оппозиции», сами все еще находятся в плену имперских стереотипов. Они могут рисовать красивые проекты «будущей свободной России», но какие-то существенные перемены в федеративном устройстве для них табу.

Таков получился наш несколько полемический диалог с Михаилом Ходорковским:

– Михаил Борисович, как Вы оцениваете проблему федерализма в России? Нынешний гиперцентрализм, когда все ресурсы и налоги страны стягиваются в столицу, как-то не очень похож на федерацию…

– Этот вопрос важен, но еще более важной я полагаю проблему местного самоуправления в России. Это наиболее близкий людям уровень власти, но он сегодня практически лишен полномочий и финансовых возможностей. Все проблемы, которые заботят обычного человека – ЖКХ, здравоохранение, развитие малого бизнеса – должны решаться именно на этом уровне.

 – Но если говорить об уровнях принятия решений, о политической субъектности… Вот в России регионы называются «субъектами федерации», но по факту они являются лишь объектами управления из центра. Как Вы полагаете, не пришло ли время говорить о необходимости заключения нового Федеративного договора, который обеспечит более справедливое распределение полномочий?

– На мой взгляд, это все-таки не первоочередной вопрос. Другое дело, что в среднесрочной перспективе нам надо выходить на постепенную унификацию отношений со всеми регионами – будь то области или республики…

– Опускать республики до уровня областей или наоборот – поднимать области до уровня республик?

– Я бы сказал, это неправильная постановка вопроса. Полномочия регионов должны быть максимально возможными, но при сохранении базовых конструкций государства.

– То есть вертикали власти?

– Базовые конструкции – это не вертикаль власти, это ценности. Это единые ценности и единое культурное пространство. Если мы говорим о национальном государстве как альтернативе империи, оно строится именно на общих ценностях.

– Но и империя тоже любит говорить об «общих ценностях». В чем разница-то? Вот например, будущую столицу Вы по-прежнему видите в Москве?

– Ой, ну всё!..

С этими словами Михаил Борисович отошел к другим собеседникам. Вероятно, сохранение российской столицы в Москве для него – не подлежащая никакому обсуждению аксиома. Хотя саму страну «Открытая Россия» предлагает трансформировать кардинально – превратив ее «из империи в национальное государство». Однако для подобных исторических трансформаций перенос столицы – это вовсе не «конец света», но напротив – наглядная иллюстрация начала новой эпохи. Кстати, у строителя Российской империи Петра I это получилось.

Но видимо, московский гиперцентрализм является одной из привычных «базовых конструкций» и «общих ценностей» даже для радикальных оппонентов нынешнего российского режима. Они остаются «оппозицией сахарного Кремля», как мне уже доводилось писать о другом мероприятии, кстати, также состоявшемся в Эстонии. Поэтому вряд ли можно ожидать от этих деятелей реального начала какой-то новой эпохи…